Из чего шьют палатки - Горохов Александр Викторович. Точка перехода

Book: Виртуоз

Мы в социальных сетях:. Голиков Василий Михайлович.

Book: Виртуоз

В год летия скалолазания каждый, чья судьба в той или иной мере оказалась связанной с альпинизмом, найдет, что вспомнить знаменательного и интересного не только для себя, но и для других почитателей этого вида спорта. Моя судьба оказалась связанной со скалолазанием очень тесно и на протяжении всей жизни, начиная со студенческой скамьи. Обращаясь к воспоминаниям о своей «жизни в скалолазании», невольно ловлю себя на мысли, что скалолазание неразрывно связано со всеми другими гранями моей жизни: учебой в Московском физико-техническом институте, работой в Институте химической физики Академии Наук, семейными делами, личной жизнью …. Поэтому вниманию читателя я предлагаю разноплановые воспоминания, прямо или косвенно связанные со скалолазанием — отдельные «искры» воспоминаний, относящихся к разным периодам моей жизни. И если первые «искры» касаются главным образом моих первых спортивных увлечений спорт влек меня за собой всю мою жизнь , то в последующем я сам смог оказывать влияние на его развитие.

Капкан для «Барбароссы» (fb2)
Широка страна моя родная (СИ) [Александр Викторович Горохов] (fb2) читать онлайн
Абрамович Исай Львович
Выставочный отдел
ТВОИ, РОССИЯ, ИМЕНА – выпуск 1 - Группа
Шаровая молния 2 [Александр Викторович Горохов] (fb2) читать онлайн
НАЦИОНАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРНАЯ ПРЕМИЯ

Начало - чернуха про застенки Ежова, возможно, так и было, не мне судить, я там не была и документы того времени не видела. Герой -якобы великий князь Сергей Романов, из застенков прямиком на приём к Сталину. Это, как написано у автора, отредактированная версия черновика «Шелест 1». Требую заблокировать эту книгу.

Годовые кольца истории
о походе 3 к.с. по хребту Терскей-Алатау (Центральный Тянь-Шань)
Перевал Такыртор (1Б)
Форма обратной связи
Вход в систему
Главное меню
Точка перехода
Юрий Скурлатов: «искры» воспоминаний в связи с 60-летием скалолазания

Егo имя — Илларион Васильевич Булаев — редко употреблялось среди кремлевских чиновников, вездесущих журналистов, велечивых политологов. Заменой ему служило устойчивое прозвище — Виртуоз. Произносимое без насмешки, с оттенком восхищения, тайной завистью и потаенным страхом, оно возникало на устах каждый раз, когда он появлялся в собраниях.

Похожие статьи